• Вылитый жираф
    «Вылитый жираф» или «очевидная лама» «В отрогах увенчанного снежниками Южно-Чуйского хребта берет начало одна из многочисленных рек этих .…>
  • Зима по-Туярыкски
    Зима по-Туярыкски Зима традиционно воспринимается как время отсидеться дома и повспоминать алтайское лето. Ну и запланировать следующий .…>
Фото и Видео
фотоальбомвидеоальбом
Отзывы
Наши соцсети
 
 

«Вылитый жираф» или «очевидная лама»

«В отрогах увенчанного снежниками Южно-Чуйского хребта берет начало одна из многочисленных рек этих мест – Елангаш. В верхнем ее течении археологами обнаружено колоссальное по своим масштабам святилище, формировавшееся на протяжении многих веков.

Тысячи наскальных рисунков от эпохи бронзы и до этнографической давности покрывают скалы, отшлифованные некогда ледником. На фоне пустынного скального загара проступают загадочные контуры мифических  существ, а также людей и животных. Это огромная каменная летопись, повествующая о забытом мировоззрении отдаленных во времени жителей алтайского горного региона» («Алтай сокровище культуры»; серия – «Наследие народов Российской Федерации»; 2004 год).

По мнению исследователей, Елангашский петроглифический комплекс формировался многие века. В нем нашли отражение этнос  и культуры разных народов, которые в течение нескольких тысячелетий в разное время населяли эти места. Самые древние петроглифы  принадлежат эпохе неолита. Высказываются предположения, что возраст отдельных изображений может достигать 11 тысяч лет.

В основном, петроглифы расположены на огромных каменных возвышениях, протянувшихся на 18 километров по обоим берегам реки Елангаш, и до полутора километров в ширину. Над ними возвышаются массивные безлесные хребты, круглый год покрытые снегом.

Многие рисунки, найденные в долине Елангаш, представляют собой не отдельные изображения, а сцены из жизни. По мнению исследователей, самые информативные наскальные изображения находятся в верховьях реки. В устье ручья Турой, впадающего справа в реку Елангаш, на заглаженных ледником коренных выходах, сконцентрированы петроглифы, среди которых отмечены скопления рисунков колесниц, быков, оленей, лошадей, козлов, верблюдов и всадников. Ученые посчитали, что в долине Елангаша имеется более 80 изображений колесниц. Кроме того, ученые обнаружили определенную закономерность: колесницы часто сочетаются с лошадьми, быками и оленями с древовидными рогами. Это позволило датировать такие изображения эпохой развитой бронзы.

Еще зимой 2017 года мы запланировали июньскую поездку в Елангашскую долину петроглифов. Старт мы осуществили с туристического комплекса «Тыдтуярык», что располагается в весьма укромном месте западной оконечности Чуйской степи, в долине одноименной базе отдыха реки.  Добрались мы туда к вечеру, познакомились с Ириной Дмитриевой и уже в сумерках поставили палатку и приготовили ужин. Утром мы встретились с нашим гидом – Александром Фроловым (по прозвищу Хунта) и после непродолжительной беседы, загрузились в его, специально подготовленный и проверенный временем и местными дорогами, Сузуки Эскудо. Наше путешествие началось.

                                 

Утро было блистательным во всех отношениях. Основная часть небосвода была чистой – голубой. Облака цеплялись за вершины Южно-Чуйского хребта и что-то, по-видимому, затевали.  Но пока  разгадывать их настрой было некогда: мы слушали лекцию нашего гида. Сделав в начале пути пару остановок для съемки просторов Чуйской степи и южного ее обрамления, Александр обозначил среди видимых вершин Южно-Чуйского хребта нужное ущелье, куда нам и предстояло поехать.  К цели мы двигались однотипными дорогами, которые и привели нас в конечном итоге к цели. Третья наша остановка была у череды огромных курганов с какой-то нетипичной каменной наброской.  Некоторое время мы рассуждали на тему этой «оригинальности», где каждый из нас выдвигал свою версию. После непродолжительной беседы  мы занялись съемкой курганов на фоне заснеженных вершин. Следующая остановка была сделана Александром на вершине правого борта долины реки Чаган-Узун, где с приличной высоты мы осмотрели и уникальную долину этой реки, и разрушенное землетрясением село Бельтир, и древние курганы, что располагались здесь – у наших ног. Долина Чаган-Узуна представляла собой миниатюрный «грабен» с резкими бортами и довольно широким днищем.

 Постепенно, небо стало затягиваться надвигающимся валом серых облаков, закрывая плотной безнадежной завесой все небо. Спустившись в долину Елангаша, мы продолжили свой путь по левому низкому берегу реки. Гора Джаниикту  уже вся была в туманно-облачной завесе. Накрапывал мелкий дождик. Но мое настроение было  хорошим, ведь я двигалась по Елангашской долине навстречу мечте, которую лелеяла пару десятков лет. Мы остановились у небольшого и мелководного старичного озера. Его поверхность, отражая облачную гущу, была серой. Яркость в пейзаж вносили малиновые цветы примулы, что образовывали искусное ожерелье озера. По поверхности воды были разбросаны «местными феями» мелкие белые звездочки-цветочки неведомого мне растения. Они словно имитировали солнечные блики, которые  вполне здесь возможны при других погодных условиях. Кадры, сделанные у этого озерца, были невероятно красивыми, не смотря на то, что в них преобладал серый цвет разных оттенков. Мы двинулись дальше, ориентиром нашим по-прежнему, была пирамидообразная Джаниикту. Вот впереди показалась скотоводческая стоянка, за которой воздымалась массивная скальная гора, хранившая «доверенные ей» письмена, но добраться до нее нам еще только предстояло. Мы находились на левом берегу реки Елангаш, а скалы с петроглифами – на противоположном – правом.  Было два варианта движения: вброд на машине через реку или пешком по стилизованному мостику. Этот мосток сооружен  в том месте, где скальные берега подходят друг к другу очень близко, соответственно, река в этом месте сильно сжимается бортами, превращаясь (особенно в большую воду) в пенное месиво.

                                

Воспользоваться мостиком мы не рискнули по ряду причин, поэтому Александр – наш гид и водитель повез нас вброд. Место для брода выбрано особенное: здесь река, преодолев выше по течению скальный массив, где она неслась бурным потоком сквозь мини-каньон, вышла  на плоский участок, «расслабилась»  и разлилась на два рукава. Поэтому преодоление  реки даже в июне в дождливую погоду для нашего водителя было вполне возможным. «Взятие» левой протоки не вызвало  у нас бурных эмоций, зато вторая – правая была и шире, и глубже, и каменистее  левой. Брод через нее стал самым чудесным моментом для нашего шестилетнего Ярослава. Он припал к окну и смотрел во все глаза. Я же старалась не контролировать  взором движение машины. Меня успокаивали четкие действия водителя и ровная, согласно издаваемым звукам, работа двигателя внедорожника. Преодолев реку все «выдохнули», и со словами «да-а-а-а, вода нынче большая», мы  проехали стоянку и остановились у северного подножия горы, что возлегала, поперек перегораживая Елангашскую долину.

Дождик продолжал накрапывать, время от времени меняя свою интенсивность. Мы решили немного подождать. Сначала пообедали, потом почаевничали и поговорили. Задул ветер. Дождь постепенно сошел на нет.  Посветлело. И мы выдвинулись на осмотр петроглифов самой грандиозной писаницы Алтая. Оказалось, что это не просто скопление наскальных рисунков. Здесь ими исписана почти вся массивная гора. Ее скалистые красно-коричневые бока, выглаженные льдом и водой до блеска, покрыты изумительными как по технике исполнения и композиции, так и по представленным в писанице видам животных, рисунками.

                  

На каменных плитах Елангаша мы увидели стада быков с массивными серповидными рогами, бизонов, «танцующих» двугорбых верблюдов с изогнутыми шеями и согнутыми ногами, оленей, косуль, козерогов, табуны лошадей, стайки уларов. Довольно часто нам встречались изображения людей, среди которых есть:  всадники, лучники, люди-птицы, пары, держащиеся за руки, фаллофоры  и др. Есть изображения рогатых существ в стиле «фэнтази». Особенно часто нам встречались солнцерогие и булавовидно-хвостатые существа. Среди рисунков этой писаницы есть изображения особо «странных» животных. Одно из них, показанное наши гидом,  выглядело следующим образом: крупное прямоугольное туловище, небольшой хвост, две ноги и очень длинная шея, которая венчается  овальной головой, где показаны рожки (или ушки). «Вылитый жираф», нет – «очевидная лама» — ни дать ни взять! Чудеса, да и только!

Елангашские петроглифы – не первые наскальные рисунки, которые я видела на Алтае, но самым сильным моим впечатлением была их великолепная сохранность. Складывалось ощущение, что эта гигантская писаница сделана в «едином порыве и под  единым руководством». И это не просто горный массив, «вылизанный ледниками» и отшлифованный водными потоками – это сакральная пирамида, образные грани которой, исписанные стилизованными композициями, несут потомкам целостные послания.

«Каменные листы» с изображениями складываются в мозаику, отражающую образ жизни, хозяйствование, мировоззрение, верования др. людей того, весьма отдаленного от нас времени. Мы передвигались от одного «каменного полотна» —  к другому, и повсюду, куда не кинешь взгляд – великолепно исполненные наскальные рисунки. В отдельных случаях приходилось быть предельно осмотрительными, чтобы не наступить на шедевры. Сложно себе представить мыслительную работу мастеров, создающих эту наскальную летопись. А сколько было тех, кто все это веками рассматривал, читал, разгадывал, поклонялся, воодушевлялся, преклонялся.  Сегодня единственными свидетелями  этих вековых процессов – эти горы и скалы. Мы прошли вдоль и поперек всю рисованную гору. Настроение было торжественным, восторженным. В ходе осмотра у меня сложилось четкое понимание того, что я сейчас делала в своей жизни что-то очень важное и давно желанное, ведь всю сознательную жизнь, я стремилась сюда попасть… Я подолгу стояла и сидела у каждой композиции, кланялась каждому рисунку, гладила руками вековые камни.

Спустившись с горы, мы еще некоторое время бродили вдоль берега Елангаша, фотографировали, снимали видеосюжеты, пытаясь запомнить и записать в подсознание все видимое и невидимое в этой долине.

Возвращались из Елангашской вотчины мы другими дорогами. Ехали сначала по правому берегу Елангаша, потом забрались на правый борт долины, где осмотрели ряд курганных и иных сооружений. В конечном итоге мы вновь переезжали вброд  Елангаш, но эта была уже совсем другая река:  почти равнинная, спокойная и заметно меньшая по объему воды. Перед селом Ортолык мы вновь притормозили и осмотрели покорно стоящего у каменной насыпки кургана Кезер-Таша.

Наша экскурсия подходила к своему завершению, но творческая работа по ее осмыслению только начиналась.

P.S.: В рамках программы формирования сети особо охраняемых природных и историко-культурных территорий Алтая в долине Елангаша планируется создание первого в регионе государственного петроглифического заповедника, в котором предполагаются работы по сохранению и реконструкции уникальных изображений, а также их изучение.

Путешествия продолжаются…

Ольга Горских для «Постскриптум».

Фото: Ольга Горских, Ирина Дмитриева.